23.03.2015 07:02:14
Алексей Комов: Евпатории нужно отдохнуть от гонки за курортниками

Город загнал себя в ловушку под названием «сезон», считает архитектор.


В начале февраля в Евпатории был назначен новый главный архитектор города – московский зодчий Алексей Комов. О том, как он осваивается на новой должности, какие проблемы развития города считает основными и о способах их решения архитектор рассказал корреспонденту «Крым Медиа».

С чего начались Ваши отношения с Евпаторией?

Когда меня спрашивают, давно ли я в Крыму, обычно отвечаю, что с середины XIX века. Именно тогда здесь жили мои прадеды по линии отца. Один из них уехал в Москву в начале прошлого века, а второй с дочерьми остался в Евпатории. К сожалению, со временем связи с этими родственниками были утеряны. Но я хорошо помню, как мама вспоминала веселых троюродных папиных сестер из Евпатории, гостивших в Москве в пятидесятые.

С Евпаторией связано многое в моей жизни. Например, именно здесь в 2005 году мы с супругой Светланой узнали, что у нас родится первенец – дочь София. Всего детей у меня четверо: они здесь, со мной, и все обожают наш древний город. Так что Евпатория для меня очень важна и судьбоносна. Я люблю этот город, его многовековую традицию и наследие.

Есть ли у главного архитектора любимый уголок в Евпатории?

Не любимый уголок, а любимое здание. Это дом с оленем 1912 года, или «дом летчиков» на Театральной площади в переулке Ахматовой. Каждый раз, проходя мимо него, я задираю голову и смотрю на маску оленя. И если он еще не упал, не обвалился с фасада, значит, надежда есть, значит, в городе все будет хорошо. Здание обязательно надо привести в порядок, запустить реставрационную общегородскую программу, подключив федеральные ресурсы.

А что, наоборот, «режет глаз»?

Много чего, поверьте. Но всегда и везде в первую очередь: безразличие, пассивность и хамство. Ко мне приезжают многие мои коллеги – специалисты и градозащитники. Архитектор Степан Липгарт подметил, например, один «сюжет»: мусорные контейнеры возле памятника моряками-десантникам на въезде в город – это выглядит так, будто моряки прыгают именно на них. Понятно, что мусоросборная площадка там нужна, чтобы молодоженам, приезжающим к монументу, было, куда выбрасывать одноразовую посуду и бутылки. Но эти контейнеры нужно как-то передвинуть и оформить.

Конечно, есть и другие моменты, они у меня на рабочем столе каждый день появляются в виде запросов. Но очень важно, чтобы люди не ленились и не только писали о своих претензиях в соцсетях. Хочется, чтобы они задавали вопросы, выдвигали инициативы по решению проблем и принимали в этом участие.

Вы заявили, что Евпатория непременно станет курортоградом. В чем суть этого понятия?

Курортоград – это своего рода бренд, который при должном подходе станет для Евпатории таким же, как «Малый Иерусалим». Это своеобразный срез истории советской архитектуры, музей под открытым небом. Евпатория в этом плане просто идеальна: тут вам и грязелечебница «Мойнаки», и «евпаторийский ампир» Жолтовского и Турчанинова, и крымский романтический модернизм шестидесятых, и постройки восьмидесятых. Сюда приезжали оздоровляться со всего Союза – от Калининграда до Сахалина. Поэтому «перестройка» и распад для города – как падение космического корабля. Она как бы отбросила развивающийся и процветающий город на несколько десятков лет назад. А главное – уже выросло поколение, которое ничего не помнит.

Также «Курортоград» – это арт-группа, которую основал ваш скромный слуга. Она занималась и занимается пропагандой архитектурного наследия Крыма, выставочной и просветительской деятельностью, выдвигает культурные инициативы, поддерживает молодых крымских архитекторов.

От нового главного архитектора и горожане, и городские власти ожидают прорыва. Есть ли уже конкретные направления, которым Вы будете уделять внимание?

Из конкретных направлений, которые я веду, это, прежде всего – «единый городской стиль». У Евпатории свое неповторимое лицо и его надо беречь, выявлять новые черты, аккумулировать и развивать. Конечно, важно привлечь к Евпатории внимание, а вместе с ним – крупные инвестиции для инфраструктурных и знаковых проектов. Но сначала надо привести законодательство «с колес» на рельсы правового поля России. Это – большая, уникальная и неимоверно трудоемкая работа, которая сейчас идет.

Идей и планов на самом деле множество. От восстановления грязелечебницы – сердца курорта, до ультрасовременного проекта «цифровой долины» и подготовке к проектированию нового генплана, как инструмента развития города.

Надо учитывать три драйвера или стержня, на которые должно «наматываться» экономическое развитие. Первый, «Оздоровление», где в комплексе все программы: от проекта грязелечебницы до новой оздоровительной концепции. Второй, «Культура»: разнообразная традиция с глубиной свыше 2500 лет, которая должна быть представлена максимально широко и многовекторно. Культура – это мощнейщий драйвер развития, где даже на нем одном можно совершить впечатляющий скачок. И, третье, «Образование», которое необходимо сделать знаменем возрождения. Удерживая молодежь университетскими программами от «цифровой долины» до киношколы, от «домов технического творчества 21 века» до нового формата художественных студий и архитектурных фестивалей на открытом воздухе и др.

Конечно, должен быть художественный музей. Тем более в городе, который громогласно заявляет о себе, как о «культурной столице». В запасниках Евпаторийского краеведческого музея хранится более 900 уникальных произведений изобразительного искусства, а места, где можно с ними ознакомиться, – нет. Эти картины – национальное достояние, ими надо гордиться, они должны восхищать, а не томиться в стенах запасника.

Городскую культуру необходимо умело популяризировать. Можно, например, устраивать арт-резиденции. Это своего рода идея домов творчества. В город приглашаются художники, которые в течение 40 дней в нем живут и творят. Писать они, естественно, могут различные виды Евпатории. По истечению этого месяца часть работ останется в городе, а часть они увезут с собой. Затем приедет следующая группа художников. Таким образом, можно убить сразу двух зайцев. Во-первых, наша городская галерея пополнится новыми картинами современных художников, во-вторых, художники будут рассказывать своим знакомым о том, как провели месяц в Евпатории. А те картины, которые они увезут с собой, обязательно увидят другие люди, которые захотят увидеть это «вживую». Программа уже есть.

Как вы считаете, насколько велика роль горожан в формировании пространства? Или же это задача исключительно для профессионалов?

Мне иногда кажется, что евпаторийцы просто не представляют себе, каким на самом деле сокровищем они обладают. Конечно, конкретную работу должны выполнять профессионалы. Но те же архитекторы, которые отлично знают, что и как надо строить, никак не могут предсказать, какой конкретно объект жители хотели бы видеть в том или ином уголке города, что именно жителям нужно, а что – нет. Поэтому очень важно наладить контакт с евпаторийцами.

Важно, чтобы все горожане понимали – Евпатория не должна и не может существовать отдельно от них. Ведь то, как город выглядит, каким он вообще будет, напрямую зависит от каждого его жителя. Понимание «чиновники отдельно, город отдельно, горожане отдельно» нужно искоренять. Мы все вместе должны принимать решения о том, каким мы хотим видеть наш город, и все вместе стараться воплотить наши планы и мечты в реальность. Иначе ни у кого ничего не получится.

Евпатория будущего – какая она?

Прежде всего, дружелюбная. Потому что моральный настрой жителей значит намного больше, чем все остальное в городе. Ведь какой бы прекрасной Евпатория не была, если в ней будут жить обозленные, уставшие, замученные чередованием адской работы в сезон и полным бездействием в межсезонье люди, вряд ли она сможет остаться таким же удивительным городом, каким пока что является.

Евпатория страдает от стереотипа, клише закрепленного в массах, которое мешает городу развиваться. Город однобоко зафиксирован извне в общественном сознании как пыльная, совковая, детская санаторная территория. А на самом деле город уникален – урбанистический конгломерат из разных эпох, разных пластов культурных и исторических, которые просто лежат под ногами. Мало кто удосуживается их реально комплексно осмыслить и поднять, а те, кто это делает, – настоящие патриоты города.

А ведь это проблема всех курортных городов – они сами себя загоняют в клетку, в ловушку, которая называется «сезон». Нам нужно дистанцироваться от этого, чтобы осмыслить город по-новому, и жители немного отдохнули от бешеной гонки за курортниками. Нужно дать им возможность зарабатывать иначе – не только летом, а круглый год. Ведь курортом Евпатория стала каких-то 200 лет назад, хотя ей уже 25 веков. Как-то ведь жила она до своего курортного настоящего?

Причем, никто не отменяет море, солнце и пляжи. Это – неотъемлемая часть Евпатории, и тем, кто приезжает ради отдыха, мы, безусловно, будем рады. Просто у нас есть и другие ценности, с которыми многие тоже захотят ознакомиться. Нужно только заметить эти богатства и умело их использовать. Речь идет об исторических и культурных ценностях.

Многих горожан интересует вопрос реконструкции набережной имени Терешковой. Какой вы ее видите?

По идее, не должно быть двух отдельных набережных, как это выглядит сегодня. У города должна быть одна единая набережная, хотя бы в смысловом плане. Ведь сейчас единства нет никакого. Нужно будет продумать, как объединить их между собой, чтобы это было красиво, функционально и не вредило тем объектам, которые сейчас их разделяют. В рамках реконструкции Фестивальной площади можно попытаться решить ее концептуально. Тем более, что ранее были наработки.

Ну а то, что сейчас творится на набережной Терешковой, вообще не поддается осмыслению: это катастрофа и в плане идеологии, и в плане технического состояния. Разбираюсь.

Одна из городских проблем – обилие автомобилей во дворах, незаконно установленные металлические гаражи. Как примирить водителей и пешеходов?

В идеале эту проблему частично должны решить новые парковки, и они непременно будут. Пока мы находимся на стадии планирования и проектирования, поэтому подземными или наземными будут эти парковки и когда именно они появятся, сейчас сложно сказать.

А вообще проблема автомобилей во дворах достаточно легко решается. Жители объединяются и либо закрывают въезд в свой двор для постороннего транспорта, либо устанавливают «лежачих полицейских», которые значительно снижают скорость проезжающих по двору автомобилей. Тут важно взаимопонимание между людьми и согласованность.

На какой город по своему архитектурному стилю похожа Евпатория и какая из мировых столиц могла бы стать образцом для развития города?

Здесь есть и Одесса, и Иерусалим, и что-то от Ниццы – здесь нет какой-то однозначности. И в этом Евпатория уникальна.

Эту многоликость нужно правильно осознать, оценить и умело использовать как ресурс. Евпатория должна быть самодостаточной, она не должна ни на кого равняться и смотреть снизу вверх, в ней все уже есть. Богатый исторический и культурный ресурс, который на самом деле не менее финансово емкий и оборотистый, чем нефть, руда, вода или грязи. Нужны и уже есть специалисты, которые создадут городской бренд, чтобы не Евпаторию сравнивали с другими городами, а другие города с Евпаторией.

Говорят, что архитектура – это музыка, застывшая в камне. С какой музыкой ассоциируется у Вас Евпатория?

Евпатория – родина Сергея Курехина, который был фигурой фантастической величины для современного искусства, рока и джаза. Поэтому для меня Евпатория – это, наверное, джаз с этническими нотками. Вне времени, всегда в авангарде традиции.

Источник: ИА Крым Медиа






Подписаться на рассылки



Рейтинг@Mail.ru


Баннер